О КОМПАНИИ

Мы рады приветствовать Вас на сайте Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования!

Наш Центр был организован 1 июля 2003 года. За это время определились основные направления деятельности и потенциальные заказчики наших услуг и работ, сформировался трудовой коллектив. Читать далее »

НАША МИССИЯ

Формирование и системное совершенствование системы стратегического планирования в сфере лесных отношений и комплексного развития предприятий лесопромышленного комплекса в интересах обеспечения устойчивого управления лесами и повышения экономической эффективности использования лесов

НАШИ УСЛУГИ

Отзывы о центре:

Владимир 02.03.2016

Замечательный центр! Он действительн »

С. Трофимов 14.08.2013

Лесная отрасль России - это многолетний труд целых поколений наших »

Т. Хайрулин 08.07.2013

Центр экономики леса и природопользования является организацией, ко »

Все отзывы

Цитата дня

...Природа – это единственная книга с великим содержанием на каждом листе... (В. Гете)

Все цитаты

Анонсы

11.04.2018 Всероссийский экологический субботник «Зеленая весна» пройдет при поддержке Минприроды России с 21 а читать »

08.04.2018 В период с 18 по 19 апреля в Москве пройдет международный конгресс «Биомасса: топливо и энергия». читать »

10.12.2017 Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров откроет 12 декабря 2017 года первый форум ле читать »

Все анонсы

Опрос:

Создаст ли компенсационное лесопользование эффективные условия для воспроизводства лесов

Фото дня:

О центре » Пресс-центр » Люди лесной профессии » Лес - единственный открытый для всех источник благодеяний, куда по доброте или коварству природа не повесила своего пудового замка.

Лес - единственный открытый для всех источник благодеяний, куда по доброте или коварству природа не повесила своего пудового замка.

Рассказать друзьям

Наверное, все-таки по доброте, потому что сама от этого же и страдает. А слова эти известного писателя Леонида Леонова из романа «Русский лес».

Замка у леса, действительно, нет. Его роль в какой-то мере выполняли лесные хозяйства, занимающиеся лесовоспроизводством и охраной лесов. Но не раз еще в бытность социалистической экономики предпринимались попытки лишить лес этого хрупкого заслона: лесхозы расформировывались. Потом создавались вновь ввиду их очевидной необходимости. Но кому-то эта необходимость уже совсем недавно показалась не такой уж очевидной. Лесхозы вновь устранили.

Сегодня мне хочется повести разговор о человеке, которому было по штату положено лес защищать и выхаживать. Это Дербин Николай  Иванович, бывший лесник Носковского лесничества. Около тридцати лет  отдал он этой работе. Ветеран труда, награжденный Почетным знаком за безупречную и долголетнюю службу в государственной лесной охране, Николай Иванович не может спокойно говорить про нынешний технический прогресс, когда мощные машины зачастую уничтожают не только подрост, но и почвенный слой. И после  в делянке порой остается футбольное поле или, наоборот, непроходимые даже для пешехода завалы.

Николай Дербин пришел в лесничество после службы в армии, в 1958 году. Жил в то время с родителями в красивой, ухоженной деревне Петряево. Лесничий Большаков Иван Петрович, которого юноша глубоко уважал, поставил его лесником, определил обход номер 5, где было до десяти кварталов. Квартал- это территория два на два  километра.

-Надо уяснить  одно: рубка леса необходима, здесь речь не о жалости, а о том, что если не рубит человек- рубит время. И нет тогда истребителя безжалостней. Проводили рубки ухода и санитарные, убирали березу, осину- переспелые, больные деревья, сухостой, которые никому не приносят пользы. Они шли на дрова для организаций, учреждений. Такие рубки проводились и в молодняках- прореживание, чтобы дать деревцам больше солнца, простора. Работали не поодиночке, а все вместе, в какой квартал определит лесничий.

Просеки разрубали- квартальные, полуквартальные, чтобы легче ориентироваться в лесу, просеки обозначались на карте лесоустройства. Этой работой руководили специалисты- лесоустроители, которые по  буссоли намечали нужное направление.

-Раньше у лесников было очень много обязанностей…

-Заготовляли еловые и сосновые шишки, каждому давался план. Собирали их весной, в марте, пока не распушатся. Сушили дома на русской печи, потом обрабатывали и сдавали чистым семенем. Бывало, я собирал до двадцати мешков шишек и сдавал до 6-7 килограммов семян. Наши семена увозили в нелесные районы. У себя же в кварталах их тоже разбрасывали по снегу, на участках, где меньше растет хвойных деревьев.

Изготовляли сани. Для этого делали заготовки из березы, парили, гнули. Среди наших лесников были специалисты санного дела, начинал Дурягин Иван Гаврилович, продолжили его сын Дурягин Николай, Каплин Василий. Зимой, когда нет основной работы, вязали березовые веники, их увозили на продажу в Шарью. В сентябре собирали красную рябину. Сушили и тоже сдавали. По осени же собирали грузди и солили на продажу в бочки, которые  поставлял лесхоз. Сдавали и сушеные грибы. На все эти задания давался план и, соответственно выполнению, выплачивались деньги.

В госфонде имелись не только лесные площади, но и поймы, опушки, поляны, то есть было где заготовлять сено. Оно нам требовалось, прежде всего, для лошадей лесничества, да и колхозы покупали. Раньше ведь техники не было, все делали на лошадях, в том числе трелевали лес, вывозили бревна и складывали в штабеля. На девять лесников лесничества вполне хватало двух лошадей. Первый трактор ЮМЗ-6 я получил в 1976 году, к этому времени окончил училище механизации сельского хозяйства.

-Расскажите, как раньше шла заготовка леса.

-К тому времени, как гослесхоз возглавил Лобов Михаил Васильевич, объем рубок возрос. Этим занимались постоянно, каждый год. Ну и следили, конечно, чтобы население не прибегало к самовольным рубкам. Предупреждали, а, бывало, и наказывали.

Древесину грузили  вручную и отправляли в лесхоз на пилораму. Бревна затаскивали на трактор при помощи веревки, никаких лебедок и, как сейчас, мультипликаторов я не видал до выхода на пенсию. И уж упаси Бог просто так запустить трактор в лес, под гусеницы настилали «волок», то есть строго по определенному месту наваливали сучья, берегли каждое деревце подроста. Делянку обязательно очищали, сучья сжигали. Сейчас это запрещено из-за  возможного возникновения пожара, потому что заготовка древесины идет весь год, не как раньше- только зимой. И день, и ночь гудят по нашей дороге через Носково большегрузные машины и прицепы с лесом. А в вырубленные делянки человеку не пробраться- там хаос. Встречаются и штабеля бревен, не вывезенные уже около десятка лет и превратившиеся в негодную древесину. Да и дорог не стало.

«Да, лес - один из самого долговечного, но и  труднее всего поддающегося починке средства. Составы же с ним все идут и идут, и все дальше и дальше отдаляются лесосеки».

-Для нас посадки считались главным делом после рубок. В лесничестве был свой питомник около гектара. За сеянцами сосны и ели ухаживали, в прополке помогали ребятишки. Через три года саженцы рассаживали на специально отведенные площади: в редколесье, на зарастающие поля. Вручную. Идешь на посадку, в одной руке железный «меч» весом около восьми килограммов, в другой - корзина с саженцами. Протыкаешь почву и сажаешь. Где можно проехать, пропахивали плугом борозды и сажали по бороздам. Обычно приживалось не менее 70 процентов. Потом посадки прореживали, осветляли.

-И когда-то еще этот лес вырастет!

-А что делать? Не оставлять же «плешины» в кварталах или голыми заброшенные поля. Зато как сердце радуется, когда видишь дело своих рук! Впервые я сажал ели в 59 году на территории первого колхоза «Смычка», в основном, в него входили хутора, это около сорока километров от Носкова. Теперь там высятся вполне взрослые деревья, они мне как родные. По инструкции лес положено рубить через 60 лет, ну, года 2-3 назад он точно стоял нетронутый. Поскольку это засаженные поля, там росли грузди. Больше двадцати лет посаженному сосняку в Больших Устяках и у Сливаловцев сосняк набирает силу, там растут маслята.

-Рядом с грибами, с летом часто стоит страшное слово - пожар…

-Конечно, мы всегда старались быть готовыми к нему. Но только от населения зависит, придется ли нам бороться с огнем. Мы принимали все возможные меры безопасности. Прорубали семиметровые в ширину просеки, расчищали их, на трелевочнике прокладывали специальным плугом мини-полосу для заграждения огня. У конторы лесничества на щите и в складе всегда был полный набор средств для тушения, летом там постоянно находился дежурный. На крыше конторы из деревянных реек было выложено слово «Лесничество №…», чтобы его было видно с пожарного самолета, а облеты они делали все время. В пожароопасный период нам не разрешалось отлучаться далеко от конторы. Лесничий присутствовал на различных собраниях, разъяснял людям важность соблюдения правил безопасности. Надо сказать, что во время моей работы пожаров в лесу не наблюдалось. Всего лишь возникали мелкие очаги - горели торфяники на территории Носковского сельсовета. Понятно, что тут вина человека. И в населенных пунктах пожары случались крайне редко. Мы будучи пацанами не курили, да и спичек не было…

-Не может быть равнодушия в лесных делах…

-Да. Как бы ни обеднели лесные богатства, людям понадобится их все больше. И пила станет еще острее, а путь к дереву все короче.

«Поэтому так велика наша ответственность перед живым зеленым и беззащитным существом, не имеющим ничего для самообороны».

Л. Худорожева, корреспондент газеты "Призыв" Пыщугского района Костромской области.

Данный материал, включая фото, предоставлен для публикации пресс-центром Департамента лесного хозяйства по Центральному федеральному округу.