О КОМПАНИИ

Мы рады приветствовать Вас на сайте Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования!

Наш Центр был организован 1 июля 2003 года. За это время определились основные направления деятельности и потенциальные заказчики наших услуг и работ, сформировался трудовой коллектив. Читать далее »

НАША МИССИЯ

Формирование и системное совершенствование системы стратегического планирования в сфере лесных отношений и комплексного развития предприятий лесопромышленного комплекса в интересах обеспечения устойчивого управления лесами и повышения экономической эффективности использования лесов

НАШИ УСЛУГИ

Отзывы о центре:

Владимир 02.03.2016

Замечательный центр! Он действительн »

С. Трофимов 14.08.2013

Лесная отрасль России - это многолетний труд целых поколений наших »

Т. Хайрулин 08.07.2013

Центр экономики леса и природопользования является организацией, ко »

Все отзывы

Цитата дня

...Природа – это единственная книга с великим содержанием на каждом листе... (В. Гете)

Все цитаты

Анонсы

11.04.2018 Всероссийский экологический субботник «Зеленая весна» пройдет при поддержке Минприроды России с 21 а читать »

08.04.2018 В период с 18 по 19 апреля в Москве пройдет международный конгресс «Биомасса: топливо и энергия». читать »

10.12.2017 Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров откроет 12 декабря 2017 года первый форум ле читать »

Все анонсы

Опрос:

Создаст ли компенсационное лесопользование эффективные условия для воспроизводства лесов

Фото дня:

О центре » Услуги и продукты » Наши публикации » "В котле единой субвенции". Интервью Николая Петрунина "Российским лесным вестям"

"В котле единой субвенции". Интервью Николая Петрунина "Российским лесным вестям"

В КОТЛЕ ЕДИНОЙ СУБВЕНЦИИ

Есть ли у лесного хозяйства шанс на тайм-аут?

В марте 2013 года на уровне российского правительства было принято принципиальное решение о переходе на новую схему финансирования регионов. Если сейчас более 20 переданных на уровень региональной власти полномочий финансируются отдельно и губернатор не может перебросить деньги с одного направления на другое, то с 2014 года субъекты РФ получат единую субвенцию, которой, по мнению федерального центра, должно хватить на все про все.  Как новые «правила игры» повлияют на ситуацию в лесной отрасли? Поиски ответа на этот вопрос привели нас в кабинет генерального директора Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования Николая Петрунина.

- Николай Алексеевич, насколько я знаю, со следующего года Россия переходит на принцип единой субвенции. Получается, в 2014 году регионы получат единую сумму, которую они смогут распределять, как душе угодно?

Действительно,  постановлением Правительства Российской Федерации от 27 марта 2013 года № 275 принято решение о предоставлении регионам в качестве финансового обеспечения переданных полномочий единой субвенции.   Это делается в целях предоставления субъектам Российской Федерации большей самостоятельности в использовании средств.

Однако, какие из ныне 23-х предоставляемых  субвенций войдут в ее состав - пока не определено. Известно лишь одно, что правительство должно утвердить в ближайшее время соответствующий перечень.

Согласно пояснительной записке к названному постановлению правительства России в этот перечень входят 10 субвенций, относящихся к финансированию переданных полномочий в сфере охраны здоровья граждан; контроля качества образования, лицензирования и государственной аккредитации образовательных учреждений; полномочий в области организации охраны водных и биологических ресурсов, регистрации актов гражданского состояния, а также охраны и использования охотничьих ресурсов и объектов животного мира, по государственной охране объектов культурного наследия и некоторые другие.  

Этот перечень утверждается на три года.

Так называемая «лесная» субвенция пока что в этот перечень не включена.

Что касается возможности региональной власти самостоятельно определять направления использования единой субвенции, то такая вероятность, с моей точки зрения, безусловно, существует.

Однако в правилах формирования и предоставления из федерального бюджета единой субвенции  бюджетам регионов России сказано, что по каждому виду переданных полномочий должны быть установлены показатели эффективности их исполнения, за не достижение которых будет ответственно высшее  должностное лицо субъекта, вплоть до отрешения от должности.

И это важно.

К сожалению, в лесном хозяйстве на сегодняшний день таких однозначно трактуемых показателей эффективности исполнения переданных полномочий в области лесных отношений нет. И ими надо заниматься.

- Другими словами, предусмотрены некие индикаторы, на которые будет ориентироваться федеральный центр при оценке деятельности региональной власти?

- Совершенно верно. Но здесь важен следующий момент. Государство стремится внедрить некий новый механизм финансового обеспечения своих же переданных полномочий, не разработав прежде инструментария оценки их исполнения, я уже не говорю о процедурах переходного периода. Было бы хорошо, если бы эти критерии оценки утверждались по отраслевому принципу по апробированным критериям и методикам. Например, 6 марта прошлого года Правительством России были утверждены критерии оценки эффективности региональных властей по осуществлению переданных полномочий в области лесных отношений, которых насчитывается более 30. Однако, с моей точки зрения, за прошедший год они свою практическую состоятельность еще не проявили. Если же будет иначе, то довольно сложно, например, по одному-двум показателям оценить качество  и  эффективность реализации полномочий в области лесных отношений.

Как, например, учесть при оценке  полномочий природно-климатические, почвенные, технологические условия выполнения работ по охране, защите и воспроизводству лесов, развитость транспортной инфраструктуры, рекреационную нагрузку на леса и т.д.  

- Я подозреваю, что их нет и в других сферах.

- Возможно. Но у лесного хозяйства - своя особенная специфика. У нас в сфере охраны, защиты и воспроизводства лесов существует целый комплекс мероприятий, работ, который не совсем вписывается в систему субвенций и государственных заданий.

Созданная в последние годы законодательная и нормативно-правовая база особенно региональная в значительной степени регулирует не выполнение работ, а предоставление услуг, оказываемых в большинстве своем в социальной сфере. Особенно, когда речь идет о регулировании деятельности бюджетных и автономных учреждений. Я это особо подчеркиваю.

Большинство работ, которые выполняются в лесном хозяйстве, не подпадают под только что названные правила. Именно поэтому уже сегодня есть много проблем с финансовым обеспечением государственных заданий специализированным бюджетным и автономным учреждениям по тушению лесных пожаров. Но поскольку есть федеральная субвенция на эти цели, то тут хоть как-то многие претензии снимаются. При этом заметьте, речь идет о соблюдении прямой нормы закона: статьи 53.1, 53.2 и 53.8 Лесного кодекса.  А у нас в отрасли есть еще мероприятия по защите лесов от вредителей и болезней, по лесовосстановлению, по лесоустройству и ряд других.

К сожалению, у нас смежное законодательство не увязано друг с другом.

Если недопонимание важности финансирования этих направлений сохранится, то есть серьезные опасения того, что средства, выделенные на лесное хозяйство, растворяться в общем котле.

- Какова доля вероятности, что лесное хозяйство все же попадет в котел единой субвенции в этом году?

- Сложно сказать:  фактически на данный момент их перечень еще не определен. И, если этого не произойдет, то у отрасли будет тайм-аут на три года, чтобы урегулировать все нюансы. Однако рано или поздно это все равно случиться, в том случае, если практика единой субвенции окажется позитивной.

- А как будет рассчитываться сама единая субвенция? Хватит ли регионам средств, чтобы качественно исполнить переданные полномочия? Насколько финансовые возможности соотнесены с потребностями?

Опубликованные формулы не касаются определения необходимой величины той или иной субвенции. Они регулируют установление только  ее суммарного объема. Порядок распределения субвенций в разрезе регионов остается пока прежним и осуществляется на основании методик распределения. Отраслевые федеральные органы исполнительной власти по ним самостоятельно определяют объемы субвенции для конкретного региона и передают данные в Министерство регионального развития РФ, где будут принимать окончательное решение.

Что касается реальной потребности регионов в финансовом обеспечении различных переданных полномочий Российской Федерации,  я не могу судить.

А вот размер субвенции, предоставляемой федеральным бюджетом на осуществление переданных полномочий в области лесных отношений, явно не достаточен.

Россия, самая большая в мире лесная держава, тратит на лесное хозяйство около 31 миллиарда рублей в год, в то время как США, по имеющимся в открытых источниках данным, - около 5 миллиардов долларов или 156 миллиардов рублей, Финляндия – 435 миллионов евро или 18 миллиардов рублей. При этом площади лесного фонда просто не сопоставимы.     Сегодня государство выделяет субъектам Российской Федерации на осуществление переданных полномочий в области лесных отношений в 3,9 раза меньше экспертной потребности, рассчитанной по нормативным затратам, и в 1,9 раза меньше потребности, определенной на основе средних фактически сложившихся затрат на единицу работ. 

И это, с моей точки зрения, не может быть оправдано тем, что сегодня арендаторы лесных участков должны нести основное бремя затрат на выполнение комплекса работ по охране, защите и воспроизводству лесов. Это первое.

Второе. Сегодня все констатируют тот факт, что уровень использования лесов невысок. И одной из главных причин этому называется отсутствие транспортной инфраструктуры. По самым скромным подсчетам специалистов ВНИИЛМ на это требуется около 10 миллиардов рублей. Однако этот вопрос пока что реально нигде не рассматривается.

Прошедшее с 2006 года время говорит о необходимости существенного изменения действующей методики распределения субвенций.

Кстати, в прошлом году Рослесхозом был подготовлен новый проект методики распределения субвенций, который устанавливал прямую зависимость объема субвенций от конкретных объемов выполняемых работ и нормативной стоимости единицы их выполнения.

Это был абсолютно прозрачный и понятный для всех механизм. Проект публично обсуждался и в профессиональной среде, и на уровне общественных организаций. Насколько мне известно, он вызвал положительные отклики.  К сожалению, документ не нашел поддержки в финансовом ведомстве.  

- В чем причина?

Я думаю, что Минфину не понравилась одна существенная деталь. В документе было прописано, что в случае недостатка финансирования должен применяться коэффициент реальной финансовой обеспеченности. Естественно, финансовому ведомству страны нелицеприятно было признавать ту диспропорцию, которая сложилась в лесном хозяйстве между реальными потребностями и скромными возможностями.

- А не приведет ли переход на единую субвенцию к еще более скудному финансированию лесного хозяйства?

- Такая опасность существует. Боюсь, что переход на единую субвенцию еще больше усугубит ситуацию с финансированием лесного хозяйства. Причем значительно, так как  на сегодняшний день отсутствуют стандарты организаций, устанавливающие весь цикл выполнения работ, начиная с технологий и заканчивая процедурами приемки и сдачи их результатов, то есть стандарты качества выполнения работ и нормативы затрат на них.

- Наверное, это осознают и в регионах. Почему, с Вашей точки зрения, губернаторы предпочитают не говорить в публичном пространстве о надвигающейся опасности?

- Я бы не согласился с подобным утверждением.

На заседании «лесного» Госсовета в Улан-Удэ ряд губернаторов во всеуслышание заявили о том, что переданные полномочия в области лесных отношений финансируются недостаточно. Если же говорить о единой субвенции, то регионы пока не прочувствовали всю полноту проблемы. Но, как только они увидят конкретные объемы субвенций, я думаю, их реакцию мы почувствуем  довольно быстро.

У меня вызывает беспокойство другое. Лес, как и человек, болеет, страдает, гибнет. Но все это он делает молча. Недаром говорят, деревья умирают стоя. Региональная власть объективно будет стараться в первую очередь профинансировать социальную сферу, так как именно она в большей мере влияет на рейтинг глав регионов. Конечно, это может стать реальностью далеко не везде, но во многих субъектах Российской Федерации есть опасность перераспределения средств от лесного сектора, который и так недофинансируется, к социальной сфере. А публичный интерес к состоянию дел в лесном хозяйстве, как правило, ограничен темой лесных пожаров, которую, я убежден, в регионах постараются держать на контроле.

Но лесное хозяйство не ограничивается лесопожарной проблематикой. Арендные отношения, охрана лесов от вредителей и болезней, лесовосстановление, борьба с незаконными рубками, администрирование платежей, - все это влияет на конечный результат и должно оцениваться при определении качества работы региональной власти.

 В самом лесном хозяйстве, с моей точки зрения, не до конца готовы к тому, чтобы грамотно и убедительно аргументировать необходимость увеличения расходной части. Я убежден, что система управления лесами требует серьезной оптимизации.

С другой стороны, важно, чтобы в случае попадания «лесной» субвенции в единую, была бы разработана объемная система оценочных показателей, по которым в федеральном центре смогли бы судить о качестве исполнения переданных полномочий. Повторюсь, если ставка будет сделана на один или два индикатора, например, только на снижение площади крупных лесных пожаров и оперативность их тушения, то это будет серьезным ударом для лесного хозяйства, так как за кадром останутся целые направления. Мы просто обязаны учитывать множество разных факторов. Далеко не все, что связано с лесным хозяйством, зависит от региональной власти, и это тоже нужно понимать, давая оценку ее работы.

В общем, если лесное хозяйство в этом году не войдет в единую субвенцию, необходимо по-максимуму использовать «передышку» и продумать гибкую систему оценки переданных полномочий. Я убежден, что данную тему разумно было бы обсуждать не только в профессиональной среде, но привлечь к ней внимание общественности.

- Николай Алексеевич, насколько я поняла, к идее единой субвенции вы относитесь, мягко говоря, с осторожностью. Скажите, вы видите какие-то плюсы в переходе к финансированию переданных полномочий из «единого котла»?

- Если переданные полномочия будут финансироваться в усеченном варианте, как сегодня, то я не вижу никаких преимуществ. В этой ситуации регионам придется искать дополнительные финансовые возможности за счет собственных ресурсов,  чтобы перекрыть дефицит денежных средств.

Это, во-первых, могут не все субъекты, и во-вторых, не всегда закон позволяет, так как существуют определенные ограничения на отвлечение региональных бюджетных средств на финансирование переданных полномочий.   

И только в том случае, если федерация будет на деле шаг за шагом конструктивно устранять все барьеры и диспропорции, очень продуманно и взвешенно реализовывать эти новации, учитывая мнение профессионального сообщества, то здесь могут быть неплохие перспективы.       

Антонина Крамских